Земля – трамплин в Беспредельность

Автор: | 12.05.2017

«Свет Утренней Звезды», № 5(108) от 30 декабря 2016 г.                  

К 105-летию со дня рождения выдающегося ученого гелиометеоролога А.В. Дьякова.       

«Когда люди узнают, что такое Земля, и ознакомятся со скромным положением своей планеты в бесконечности, когда они лучше оценят величие и красоту природы, они перестанут быть безумцами, такими грубыми, с одной стороны, и такими  легковерными – с другой, тогда они будут жить в мире, в плодотворном изучении Истины, в созерцании Прекрасного, в делании Добра, в стремлении к развитию Разума, в благородном употреблении высших духовных способностей».

Камилл Фламмарион

Родился Анатолий Витальевич Дьяков в селе Онуфриевка Херсонской губернии в семье народных учителей. Его мать в совершенстве владела французским и сумела привить сыну интерес к изучению иностранных языков. Отец, проницательный и ироничный человек, прекрасно знал историю с древних времен, латынь и греческий, был одаренным музыкантом, играл на скрипке и руководил школьным хором. Анатолий проводил долгие часы в отцовской библиотеке, читал книги по истории и астрономии.

Позже семья перебралась в село Абисамка близ Елизаветграда, где мальчик стал свидетелем бедствий и жестокостей Гражданской войны: расстрелов, грабежей, голода, холода, эпидемий. Засуха, поразившая в 1921 году юг Украины, Поволжья, Северный Кавказ, юг Западной Сибири, заставила голодать миллионы людей. Это было огромное бедствие, и Анатолий уже тогда стал задумываться о том, можно ли было его не допустить или хотя бы предупредить о нем заранее, чтобы люди успели подготовиться и смогли выстоять.

В 1924 году семья переехала в Кировоград (бывший Елизаветград), и мальчик после семилетки поступил в профтехшколу. Именно там, в Кировограде, четырнадцатилетний подросток принял твердое решение стать астрономом и метеорологом. Он мечтал проникнуть в тайны воздуха и воды, движения и свечения небесных светил, чтобы научиться предсказывать такие стихийные бедствия, как засухи, губящие урожай на огромных территориях. «Уже тогда я прочитал груду книг по метеорологии и астрономии – русских популяризаторов Вахтерова и Лункевича, выдающихся русских метеорологов А.И. Воейкова и А.В. Клоссовского, книги замечательного французского писателя-астронома Камилла Фламмариона “Атмосфера” и “Популярная астрономия”, “Астрономические вечера” Клейна, “Мироздание” В. Майера, “Науку о Небе и Земле” Игнатьева, – вспоминал Анатолий Витальевич. – Написанные живым доходчивым языком, приподнятым поэтическим стилем, прекрасно иллюстрированные, эти книги сильно действовали на молодые сердца и умы, и не я один увлекся тогда великими науками о Космосе под влиянием чтения столь талантливо написанной литературы».

Астрономический кружок был создан и в профтехшколе, где учился Анатолий. Он был избран секретарем кружка. С помощью телескопа, полученного от учителя физики, юноша ведет астрономические наблюдения и ежемесячно отправляет отчеты в Русское общество любителей Мироведения (РОЛМ). Вскоре на страницах журнала «Мироведение» появились итоги наблюдений молодого астронома за солнечными пятнами и потоком метеоров Персеид. В 1925 – 1926 годах Анатолий читал красноармейцам и рабочим лекции по астрономии. Вначале они воспринимали четырнадцатилетнего просветителя с некоторой иронией, но потом прониклись величественными идеями о строении Космоса, красоту и великолепие которого лектору удалось передать, используя яркие картины на экране.

В 1925 году Анатолий Дьяков наблюдал замечательное астрономическое явление – полет огромного, больше лунного диска, болида, явление которого длилось не менее двадцати секунд, о котором позже расскажет в автобиографических заметках.

В 1928 году Анатолий Дьяков поступает на физико-математическое отделение университета в Одессе. Здесь он получает подготовку по общей физике, математике, астрономии, геофизике, метеорологии. Все эти курсы читали видные в то время ученые.

В Одессе РОЛМ имело самостоятельное отделение, и 18-летний Дьяков становится его полноправным членом. Он читает лекции по астрономии на заводах и в рабочих клубах, делает доклады на собраниях общества о теории К.Э. Циолковского относительно межпланетных сообщений, а также об астрономической теории метеоров. 

Поселился юноша в недостроенной Народной обсерватории Одесского отделения РОЛМ, рядом с парком Тараса Шевченко. Здесь под шелест листьев каштанов он усердно штудировал университетские курсы. Утро у Анатолия начиналось с зарядки и обливания холодной водой. Привычка к закаливанию холодной водой у него сохранилась до конца жизни.

Важным событием для Дьякова стало участие в первом Всесоюзном съезде физиков, который проходил в Одессе в 1930 году. Кроме отечественных светил науки, таких как А.Ф. Иоффе, Я.И. Френкель, И.Е. Тамм, на съезд прибыли ведущие зарубежные физики из Германии, Франции, Швейцарии. Вот когда Анатолию пригодилось знание французского языка! Впрочем, к тому времени он знал немецкий, английский и немного чешский. Сопровождая в качестве гида талантливого швейцарского ученого Ф. Гаутерманса, он знакомил гостя с Одессой и с интересом слушал его рассказы о возможности освободить энергию атомного ядра – этой теме Ф. Гаутерманс посвятил свой доклад на съезде. Многим, даже выдающимся ученым, в то время освобождение атомной энергии казалось фантазией, небылицей.

Астрономии Анатолий учился у директора Одесской обсерватории профессора А.Я. Орлова. Профессор предложил способному студенту должность ассистента, Дьяков помогал производить вычисления старшему астроному обсерватории, профессору Н.М. Михальскому, который занимался исследованиями орбит малых планет. Это был полезный опыт: «натренировался, как говорят, набил руку в самых сложных астрономических вычислениях – эфемерид, орбит и возмущений планет», – вспоминал Дьяков.

В Париже 2 марта 1932 года на заседании Французского астрономического общества в Сорбонне Анатолия Витальевича Дьякова заочно избирают действительным членом этого общества. В мае по почте он получает членский билет за номером 12748.

После окончания института молодого специалиста направляют в обсерваторию города Ташкента. Проработав там несколько месяцев, он решает продолжить свое обучение в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова и посылает в Москву свои документы. Его принимают сразу на четвертый курс, и он успешно учится два года в университете. В декабре 1934 года происходит убийство С.М. Кирова. Страна потрясена этим событием. На одной из студенческих встреч Анатолий читает свою путевую заметку о С.М. Кирове, в которой с восторгом отзывается о деятельности Сергея Мироновича. Об этих «путевых заметках», показавшихся подозрительными, некий «доброжелатель» сообщил в соответствующие органы. Студента А.В. Дьякова арестовывают, производят обыск и сажают в тюрьму. Изъятые «путевые заметки» были написаны в пассажирском поезде «Москва – Ташкент». Молодой человек описал свои впечатления обо всем увиденном по дороге. Следователь, изучив записи, изрек: «Конечно, эти дневники не представляют серьезную опасность, но все, что я могу для вас сделать, это направить на исправительно-трудовые работы в определенный район, по вашему желанию». Анатолий Витальевич выбрал Кузнецкстрой.

 

Анатолий Витальевич Дьяков за работой

Так он оказался в Сибири, в Мариинском распределителе. Дальше его направляют на строительство железной дороги Мундыбаш – Таштагол. Строительство шло в горах, в районе реки Учулен. Несколько месяцев Анатолий на тачке возил камни и грунт. Эта физически изнуряющая работа в жару и холод считалась самой трудной, больше года тут никто не выдерживал. Народная мудрость гласит: «Если ты не предашь свою профессию – то профессия всегда тебя выручит». Так и случилось. В метеослужбу при строительстве железной дороги требовался грамотный, дипломированный специалист. Таким специалистом оказался А.В. Дьяков. Его назначают руководителем метеослужбы и дают в подчинение четыре метеостанции. Перед ним поставили задачу – точный прогноз. 12 июля 1936 года он дает первый прогноз на следующие сутки: «Малооблачная погода благоприятна для строительных работ».

Ученые Фицрой, Классовский, Фламмарион, Дове и другие разработали тезис двух атмосферных потоков – теплого (экваториального) и холодного (полярного), от изменения мощности которых зависит погода на нашей планете. Указанными потоками «дирижирует» Солнце. Во время взрывов на светиле к Земле летит «солнечный ветер», вызывающий магнитные бури, оказывающие влияние на формирование погоды на планете. В свою очередь, на Солнечную активность влияет множество факторов, из которых можно вычислить три, наиболее важных: периоды обращения планет, направление их магнитного поля и сближение планет друг с другом. Причем самый сильный эффект дает так называемый «парад планет», когда они для стороннего наблюдателя как бы накладываются друг на друга и образуется своеобразная гравитационная труба с двумя – тремя линзами. Идущие вдоль выстроившихся на парад планет излучения звезд фокусируются своеобразной «гравитационной трубой» на Солнце, формируя на нем гигантские взрывные процессы, а это, как давно доказал А.Л. Чижевский, вызывает бурные изменения как в погоде на Земле, так и активизирует социальные «катаклизмы» на планете.

В 1938 году А.В. Дьяков уже обнаруживает закономерность между определенной активностью на Солнце и появлением потоков тропических воздушных масс над Западной Сибирью. Эти потоки сопровождались повышением температуры, увеличением осадков, шквальными ветрами, буранами зимой и грозами летом. Но чтоб познать этот процесс, Анатолий Витальевич начинает собирать статистические данные о погоде. Он просматривает и изучает весь имеющийся климатический материал, вплоть до Никоновской летописи. 

С началом Великой Отечественной войны юг Западной Сибири становится важнейшей стратегической минерально-сырьевой базой страны. В это трудное время точность долгосрочных прогнозов погоды приобретает первостепенное значение.

В 1944 году по распоряжению заместителя министра черной металлургии академика И.П. Бардина было основано Метеорологическое бюро Горной Шории при Западно-Сибирском геолого-разведочном тресте. Руководителем этого бюро был назначен геофизик А.В. Дьяков. 

С 1946 по 1950 годы под руководством А.В. Дьякова велось строительство на средства Западно-Сибирского геологоразведочного треста метеостанции обсерваторного типа. Под постройку здания и организации работ закрепили участок на вершине горы Улу-Даг (в переводе с тюркского Большая Гора) площадью 15 гектаров под климатический заповедник и 8 гектаров хозучасток метеостанции. Горно-Шорской гелиометрической обсерватории Анатолий Дьяков дал имя Камилла Фламмариона. Он ценил место, где она располагалась, – посредине материка, на равном удалении от четырех океанов, вершина горы, с которой открывался красивый вид живописной Горной Шории.

В решении жизненных трудностей, в суровых условиях и лишениях, под «молотом» обстоятельств испытывался и закалялся характер Анатолия Витальевича, ученого и человека, преданного изучению и служению Истине.

В 1954 году, не получив положительный отзыв от ведущих ученых Академии наук СССР (из пяти рецензий четыре отрицательные) на свою работу «О предвидении погоды на длительные сроки на энергоклиматической основе», Анатолий Витальевич пишет обширное письмо в Академию наук СССР: «Ни один честный и смелый автор не позволит себе ориентировать изложение своих трудов на предубежденных читателей, а напишет так, как подскажет ему совесть искателя объективных истин! Так ни Галилей, ни Коперник, ни Джордано Бруно, жизнь и труды которых являют для нас великие образцы, никогда не ориентировались на предубежденных читателей, находившихся в плену средневековых представлений о мире, хотя такие читатели имели большую власть и даже погубили Джордано Бруно и предали Галилея гражданской казни! Попытки же тех авторов, кто ориентировался на предубежденных читателей из трусости или корыстных устремлений, осуждены историей как недостойные и бесплодные».

В августе 1958 года в Москве на десятой ассамблее международного астрономического союза Дьяков выступил с результатами своих исследований. Здесь он знакомится с Генеральным секретарем Французского астрономического общества, героической женщиной Габриэллой Фламмарион. «Мы встретились в громадном, высотном здании гостиницы “Украина”, на Кутузовском проспекте. Мадам Фламмарион отвели роскошный номер на втором этаже. В это время она уже была 89-летней женщиной, согбенной под тяжестью лет, но с удивительно живыми вдохновенными глазами. Погруженная в думы о прошлом, она рассказала мне много самых трогательных воспоминаний о совместной жизни и творческой работе, с 1900 года, с великим просветителем – Камиллом Фламмарионом, которого она назвала Прометеем! Прощаясь со мною, мадам Габриэль Фламмарион сказала: “Вашу страну я люблю и восхищаюсь ее людьми. Приезжайте ко мне обязательно с визитом, поклониться могиле нашего любимого Учителя”».

С 1956 года Анатолий Витальевич начал предоставлять свои прогнозы погоды в различные организации и ведомства. Телеграммы предупреждения об урагане получили в посольстве Кубы. Анатолий Витальевич составил прогноз о засухе в СССР, о заморозках во Франции. К 1972 году уже имелось более 50-ти подтвержденных прогнозов погоды о стихийных бедствиях в различных странах. Были спасены многие жизни и вовремя предотвращены последствия.

Осенью 1972 года состоялось первое всесоюзное совещание по проблеме «Солнечно-атмосферные связи в теории климата и прогноза погоды». Один из участников совещания вспоминал: «…зал был так полон, что не смог вместить всех желающих послушать заведующего научно-исследовательской станцией Горной Шории, которого почти официально называли “Богом погоды”. Люди разместились также и в вестибюле, и в фойе, которые были радиофицированы. Дьяков вышел на трибуну и сказал: “Светлой памяти Великого Учителя астрономии и метеорологии, основателя Французского астрономического общества Камилла Фламмариона посвящается доклад автором, действительным членом Французского астрономического общества с 1932 года”. Доклад назывался: “Использование информации об активности Солнца в гидрометеорологическом прогнозировании на длительные сроки (1940 – 1972 годы)”. Дьяков не заглядывал в текст, говорил свободно и убедительно, он по памяти приводил сложные формулы, цитировал выдержки из работ известных и малоизвестных ученых, выстраивая логическую цепь доказательств своей теории долгосрочных прогнозов…». В заключении доклада Дьяков отметил: «Метеорология как наука не должна забывать, что атмосфера – среда не изолированная, не замкнутая, она подвержена влиянию из вне, в том числе активности Солнца. В настоящее время учет в метеорологических прогнозах активных явлений на Солнце стал необходимостью».

Большой самоотверженный научный труд Анатолия Витальевича стал вкладом в Общее Благо нашей страны и мира. 

В школе № 20 поселка Темир-Тау, где работал Анатолий Витальевич, занимается астрономическая группа, учащиеся регулярно принимают участие в астрономических научных конференциях, астрономических олимпиадах, проводимых в планетарии Новокузнецка, в котором бывал и сотрудничал с коллективом Анатолий Витальевич.

Научные труды Анатолия Витальевича, хранимые его сыном Камиллом Анатольевичем, ждут своих публикаций и глубокого изучения.

Веками сохраняют высокую энергетику места, где творческая психическая энергия духа человека входила в сотрудничество с энергиями Космоса, энергиями Высших Миров, Высших планет, с энергиями Светил.

Будем верить, что научный центр имени выдающегося французского астронома и просветителя Камилла Николя Фламмариона, основанный гелиометеорологом Анатолием Витальевичем Дьяковым на вершине горы Улу-Даг в поселке городского типа Темир-Тау Кемеровской области, будет восстановлен и будет действовать, и мы сможем его посещать, где и вооруженным глазом устремимся к Дальним Мирам ближнего и дальнего Космоса!

Виталий Асанов

Фото Федора Кирилловского

Статья опубликована в новокузнецкой городской газете «Кузнецкий рабочий» от 3 ноября 2016 года

 

(Visited 32 times, 1 visits today)

Добавить комментарий